"Нельзя шлепать? А что же делать?": мама-блогер затронула очень важную тему. Касается всех!

Елена Лобова - называет себя неидеальной мамой, пишет емкие тексты, занимается воспитанием дочери и сотней-другой разных проектов. Нам она подготовила серию историй из жизни мамы, которые, мы уверены, будут полезны всем нам. Так можно ли шлепать ребенка?

 Я – мама маленькой и очень хорошенькой девочки. Ее зовут – Мышка. Ну, т.е. на самом деле у нее есть и обычное человеческое имя, но в семье, дома мы ее называем именно так - Мышка. Мышке – 1 год и 3 месяца. Она умеет ходить, говорить «гагагук», «гагагак» и «кака». Ну? еще иногда говорит «меме» и подразумевает, что мама должна на этот призыв откликаться. Папа откликается на призыв любой формы, потому для него пока нет отдельного слова.

Елена Лобова

Елена Лобова - автор, эксперт по коммуникациям и (не) идеальная мама

Я – не идеальная мама. Далеко нет. Но я очень-очень люблю свою Мышку. И папа Мышки тоже ее очень-очень любит. В общем, она сильно любимый ребенок с неидеальными родителями. 

Как неидеальные родители, которым достался прекрасный, можно сказать «подарочный» ребенок, мы все время стремимся стать более качественными. И потому активно читаем всякие умные книжки, ходим на семинары к умным людям, подписаны на умные и понятные американские сайты для бестолковых родителей и активно обращаемся за советами к более опытным друзьям, чьи способы воспитания детей нам импонируют.

В этой колонке я буду делиться впечатлениями о том, что мы нашли интересного по теме выращивания детей в информационном пространстве и как это соотносится с жизнью нашей семьи и развитием конкретного ребенка - нашей любимой Мышки.

Размышление №1. Не шлепать? А что же делать?

Вчера я очень легонько шлепнула дочку по ладошке, но мне стыдно и противно до сих пор. Мышка с упорством, свойственным ее юному возрасту, переворачивала мисочку с водой для кошки.

Я два раза объяснила, что это нехорошо, вытерла воду и налила кошке свежей воды, а на третий раз не придумала ничего лучше и … шлепнула любимую дочку по ладошке со словами «нельзя, я же тебе сказала, что этого делать нельзя!». Ей не было больно (я уверена), но стало очень обидно и Мышка расплакалась. Не знаю будет ли она снова переворачивать мисочку с кошачьей водой, но я поняла, что точно не хочу больше испытывать всю ту гамму чувств, которую я испытала, применяя пусть и легкое, но насилие по отношению к своему ребенку.

А что же делать? На этот раз я нашла ответ на книжной полке.

Поощрение и наказание - не работают?

Итак, книжка для тех, кто испытывает глубокое чувство вины при малейшем насилии по отношению к своему ребенку. И наоборот, для тех, кто привык применять методы «кнута и пряника»просто потому, что не знает ничего другого. Томас Гордон, «Как привить ребенку дисциплину».

Половина книги посвящена тому, почему наказание, равно как и поощрение (те самые кнут и пряник), - неэффективные методы воздействия на ребенка, а вторая половина посвящена детальному описанию альтернативных способов влияния на поведение детей.

Почему же, по мнению автора, наказание не работает?

Автор приводит много аргументов и в их числе такой: наказание может быть эффективным только тогда или только до тех пор, пока оно ощутимо для ребенка, т..е. достаточно болезненно морально или физически (вот оно – насилие!). Если наказание будет слабым, то ребенок отмахнется от него и продолжит делать то, что хочет. Причем, вместе со взрослением ребенка, должно будет «взрослеть» и наказание.

Т.o., по схеме эффективного наказания, если я шлепнула по ладошке годовалого пупса, то 15-летнего человека, получается, уже нужно дубасить ремнем. Но ведь рано или поздно ребенок станет сильнее своих родителей физически и что тогда…?

Вспомнила жуткую историю о том, как старший брат моего одноклассника набросился с ножом на своего отца. А менее жуткий вариант иллюстрации меня преследует каждый день из квартиры на этаж ниже: там перемежаются сюсюканья по отношению к мальчику-младенцу и тексты с матами (от той же мамы!!!) при обращении ко второму мальчику - подростку.

Так, хорошо, ну а поощрения?

Поощрение же не связано с насилием. Томас Гордон утверждает, что для того, чтобы поощрение работало, должны соблюдаться два условия: ребенок сильно нуждается в чем-либо + только родитель может это что-то обеспечить (но не сам ребенок). И тогда взрослый может с помощью поощрения удовлетворить эту потребность ребенка и т.о. добиться от него желаемого поведения. Эдакий формат сделки на условиях взрослого.

Но, если я правильно поняла логику автора, рано или поздно, ребенок сам дорастет до возможности удовлетворить большинство своих потребностей (дотянется до высокой полки с конфетами или начнет зарабатывать деньги и покупать конфеты себе сам) и в этой точке такой способ влияния себя исчерпает и если другой модели построения отношений выработано не было, то мы зайдем в тупик, причем как раз в подростковом возрасте, как я понимаю.

Коляска на берегу

Альтернативный путь

Какую же альтернативу предлагает автор? В двух словах суть его подхода в том, чтобы понять в чем потребность всех сторон, обсудить возможные варианты удовлетворения этих потребностей и выбрать наиболее подходящий всем вариант. Т.е. если моя дочка переворачивает мисочку с кошачьей водой, то в чем суть ее потребности? Навредить кошке? Создать для мамы дополнительную работу? А, может быть, изучить как именно вода выливается из емкости? Если мыслить именно так, то довольно несложно найти альтернативу решения задачи ребенка без лишних проблем для кошки и мамы.

Автор книги уверен, что такой диалог можно вести даже с младенцем, только диалог будет происходить на невербальном уровне. По сути, мы часто так и делаем, только не всегда осознаем это: когда малыш просыпается слишком рано утром от голода, мы начинаем придумывать разные варианты как его сделать НЕголодным, но так, чтобы мы могли поспать дольше.

Можно предложить малышу поесть позже вечером в надежде, что и утром он тоже проснется позже. Причем, заметьте, младенец может как принять наше предложение, так и не принять – о чем он не замедлит оповестить громким криком.

Принципиальная разница такого подхода по сравнению с «кнутом и пряником» в принятии ребенка как партнера со стороны родителей.

(Я знаю, что это спорный тезис и далеко не все с ним согласятся, но все чаще встречаю его в книгах западных авторов).

Когда мы наказываем или поощряем – это всегда несимметричные отношения. Один – задает правила и оценивает, а второй подчиняется (или нетJ). Это, по сути, модель власти, построенной на силе. Когда же мы ищем взаимоприемлемое решение по отношению к ребенку с самого малого возраста, мы, по сути, задаем ему систему координат, в которой ценно уметь договориться и вообще общаться. А также осознавать свои потребности и потребности окружающих. 

В общем, пошла я придумывать для дочки другую возможность как ей ПОИГРАТЬ С ВОДОЙ, но без использования кошачьей мисочки. Будем договариваться либо о тазе с водой, либо о большом надувном бассейне, наверное. И постараюсь ее больше не шлепать. Ни по каким частям тела.

В длинных книгах иногда есть послесловие. А мне хочется дописать послесловие к этому короткому тексту: в случае опасности для жизни и здоровья ребенка все приведенные выше рассуждения теряют силу. Напуганные мама или папа могут и шлепнуть, и резко дернуть за руку и это, конечно, будет стресс для ребенка. Но это совсем другая история. Запоминание того, что огонь горячий тоже часто происходит через стресс. В общем, вопрос выживания ребенка выше всех теорий вместе взятых.

И да, я даю слово больше ее не шлепать. Ни по каким частям тела.

Фото: depositphotos.com, семейный архив, Юля Сагань

Читайте также

Почему я не ругаю ребенка за плохое поведение на людях - откровения одной мамы

Секреты воспитания: приучаем ребенка к порядку с детства

Зачать ребенка, когда тебе под 40: правда об овуляции, базальной температуре и... удаче

Украинский папа с греческими корнями рассказал, как воспитываются настоящие мужчины и победители

Популярное