​​​​​​​

Экслюзив! Ироничный рассказ украинской писательницы в подарок нашим читателям ко Дню Матери

Елена Андрейчикова - писательница, которая зарекомендовала себя в жанре короткого рассказа Flash Fiction. Сегодня мы опубликуем ее рассказ "Третій не завжди зайвий" ... ко Дню матери и на каждый день. Пусть он подарит вам радостные моменты. :)

Елена Андрейчикова  - мама, писатель, журналист и переводчик - пишет на разные темы, обо всем, что окружает и впечатляет современную женщину.

Ко Дню матери Елена подготовила для нашего сайта рассказ. Красивый, чуть ироничный, несколько неожиданный. 

Перед тем, как предложить вам его к прочтению, мы публикуем блиц-интервью с писательницей. 

Елена Андрейчикова

Елена, сегодня Вы – успешный и популярный украинский автор. Вам нужно совмещать светскую жизнь, работу и при этом оставаться просто мамой. Расскажите, как Вам это удается?

Мне ничего не удается. Я периодически страдаю (думаю, как всякая мать) чувством вины - недолюбила, недокормила, недовоспитала.

Вот сегодня, например:

- Мама, ты снова уезжаешь?

- Да, но завтра вернусь.

- Кто вообще придумал, что мамам нужно работать?

И на час я зависаю, терзаясь в сомнениях и противоречиях. Потом выдыхаю. Улыбаюсь. Работа - это важная часть моего счастья. А счастливая мама - это однозначно приятнее, чем мама, которая всегда рядом, но и при этом и невроз ее тоже рядом.

Елена Андрейчикова

Елена, сын Дима и шарики :)

У Вас вышло уже три сборника рассказов. Есть ли среди них любимые рассказы? Те, которыми вы гордитесь особенно?

Из всех рассказов больше всего люблю "Остаться дома в понедельник", "Время танцевать", "Всем критикам посвящается", "Шизик", пока Шизик - самый любимый.

Пожелайте что-нибудь мамам и читательницам 4mama.ua

Всем читательницам желаю искренности с собой. Это самая сложная, но самая приятная штука в этом мире.

Иронический расскзаз "Третий не всегда лишний" 

У меня двое мужчин.

Вы скажете:

— Опять?! Сколько можно писать об этих треугольниках. До дыр все затерли эту тему.

Да и я уже который раз к ней возвращаюсь.

— Нет нюням и соплям! — потребуете. — Дайте улыбку!

Тема поднадоевшая. Согласна. Ведь каждый (нет, мы сейчас о женщинах), ведь каждая хоть раз в своей жизни сидела в остром углу этой фигуры. Или в тупом. Как у кого исторически сложилось. Вернее, геометрически. Некоторые успевают попробовать каждый из возможных уголков. Любопытство. Глупость. Неразборчивость. Или банально — судьба.

Почему в парах не работаем? Втроем, видимо, веселее. Интриг больше, эмоций больше. Любви, в конце концов. Хоть и ропщем. И канючим. Но вновь и вновь регистрируем ООО на трех учредителей.

В этом моем треугольнике, думаю, счастливы все. У каждого свой угол, свои слова по пьесе, никто не претендует на чужие роли и не хочет перемен.

Хотя двое мужчин, я одна, вы помните.

Первый был первым. Как бы главный, получается.

Старше. Мудрее. Опытнее.

Нам и вдвоем неплохо было. Если честно.

Вдвоем ели, вдвоем спали, вдвоем любили. Я была уверена, что одного мужчины достаточно. Иногда даже более чем достаточно как для меня — тихого интроверта.

И обычная двуспальная кровать не предполагает места для третьего. Я вообще люблю спать одна. Лучше высыпаюсь. Только привыкла к тому, что надо с кем­то делить каждую ночь одеяло. Только договорились о принципах территориальности и непересечения границы после отбоя. Наконец перестала пугаться по утрам постороннего в постели. Посторонний получил ПМЖ. Но тут уже третий нагло влез!

Не могу сказать, что я расстроилась. Но напряглась.

Я всегда считала, что двоих достаточно для крепких счастливых отношений. Идти весело по жизни, рядом, как два друга, два взрослых серьезных человека. Без третьего.

Но оказалась неправа.

Слева один обнимает. Нежно так. Справа другой. Крепко. Преимущественно под утро.

Приходит украдкой, пытаясь меня не разбудить. Кажется, даже не дышит. Чтобы не испортить момент и не услышать: «Нельзя!». А так, если спросонья сразу не пойму, что уже влез, — могу оставить третьего.

Они еще спорят, кто больше меня любит, кто крепче обнимает. Кто быстрее сделал комплимент или открыл передо мной дверь.

Умиляют.

Тот случай, когда третий точно не лишний.

Мой второй мужчина. Юный, веселый, смешной.

Ручки маленькие, нежные. Ладошки розовенькие, не мужские пока.

Но столько в них силы, когда он обнимает меня и целует в щеку.

— Сильно­сильно тебя люблю.

От крепких обнимашек наворачиваются слезы. Нет, не от нахлынувших чувств. Я же сдержанная. Реально сильно обнимает.

— Мама, давай поиграемся в «дочки­матери». Я буду папой, а ты будешь мамой. А сыночек в командировке будет. Покабудке (новое словечко у него).

— Давай, как играть надо?

— Я буду сегодня спать в вашей спальне.

— Покабудке?

— Нет, по­настоящему.

— Забудь!

И так почти каждую ночь.

Мой второй мужчина хоть и мал по годам, хитер и находчив. Найдет тысячу причин и веских доводов, чтобы добиться того, что хочет. Влезает каждую ночь в чужую постель. Я уже молчу о том, что навсегда влез в сердце.

Маленький гном. Иногда непослушный и капризный, как положено мальчику. Но любящий и заботливый, как положено мужчине.

Улыбаюсь. Нежно­нежно. Как только умеет рассудительный человек.

Рассказ и не рассказ вовсе вышел. Признание. В любви. Безусловной. Светлой. Искренней.

Я не очень умею выражать свои эмоции. Мне всегда кажется, что все и так должны читать по выражению лица, по глазам, по моим делам, в конце концов. Разве вытирать попу мужчине, хоть и любимому, — это не признание? Какой смысл бесконечно говорить о том, к чему даже не всегда подберешь слова и нужные эпитеты? Тем болем, четырехлетний мальчик вряд ли поймет, если я начну сильно стараться выразить глубину моих чувств.

Я просто сегодня под утро сделаю вид, что не заметила, как он в очередной раз прокрался ко мне под одеяло и тихонько положил голову на мою подушку. Я очень чутко сплю. Но, может, устала. Может, сон интересный. Только во сне, не открывая глаз, поцелую его в макушку. И буду спать дальше. Окруженная мужчинами, зажатая в тесный треугольник, стороны которого состоят из мужских рук и ручонок.

Фото: автора 

Популярное