Детский писатель Александр Эсаулов: “Пишу книги, чтобы дети учились жизни”

Александр Эсаулов пишет детективы для детей, находя сюжеты в реальной жизни. Он часто обращается и к событиям в Припяти, происходившим в 1986 году во время ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Для него важно не выдумать историю, а показать те необычные истории и приключения, которые происходят на самом деле. Именно эта искренность и делает книги Александра Эсаулова столь интересными для детей, которые на встречах с писателем засыпают его вопросами. Сейчас же он продолжает писать детективы для подростков и рассказал о том, чем они отличаются от взрослых и какого цвета собаки в Припяти.  

- Вы как-то сказали, что сами не понимаете, как стали писателем. Что вас вдохновляет писать книги для детей?

-- Ответить на вопрос, почему я стал писателем книжек для детей, я не могу. Не знаю. Первая книга, которая у меня вышла, в 2006 году к двадцатилетию Чернобыльской аварии, это мои мемуары о событиях в Припяти. Я там работал заместителем председателя горисполкома, по современному говоря, был заместителем мэра города. Когда я понял, в какого масштаба событиях я принимаю участие, я стал вести дневник. В 2005 году я достал эти записи из шкафа, где они лежали почти двадцать лет, привел в порядок, набрал на компьютере, записал на диске и первый раз в своей жизни поехал во Львов, на Форум издателей. Там ходил, предлагал, и согласилось взять только московское издательство «Европа». Так вышла моя первая книжка. А потом пошли книжки для детей. Первые пять книжек издали братья Капрановы, издательство «Зелений пес». Потом эти книжечки переиздало «Фолио». Это о приключениях детей в компьютерном мире. Заэкранье, так я назвал этот мир. Я стал с детьми встречаться, книжки понравились. Потом «Теза» предложила попробовать свои силы в детском детективе. Ну, и пошло-поехало. Во-первых, мне это нравится, а во-вторых, я очень люблю встречи с детьми. У меня очень много встреч: и по школам, и по библиотекам, особенно в апреле, мае. Это как раз годовщина аварии на Чернобыльской АЭС. Встречи с детьми, я так полагаю, дают мне еще и какую-то свою энергетику. И это я не шучу. Вот как вы думаете, сколько мне лет?

Около шестидесяти?

Шестьдесят пять. И я так полагаю, что именно эти мои встречи с детьми дают мне такую положительную энергетику. Но это, конечно, мои предположения. Мне нравиться с ними говорить, общаться и так далее. Я думаю, что и им нравиться, раз меня приглашают постоянно. Наверное, поэтому я и пишу, в основном, детские книги.

- Как научиться говорить с детьми на одном языке? Вы с ними много общаетесь, может у вас есть какие-то советы?

- Во-первых, детям должно быть интересно. Это же дети, это не взрослые. Взрослым (удар кулаком по столу): «Слушайте, а то получишь! Премии лишу!» Детям же так не скажешь. Им надо рассказывать так, чтобы им было интересно. Тогда они будут тебя слушать, тогда они будут задавать тебе вопросы.

После встреч с вашими читателями, вы меняете что-то в своих книгах? Может они критикуют, помогают вам сделать книгу лучше?  

Как вам сказать? Есть, конечно, предложения. А напишите, например, про океанское дно, как дети попали туда. Как там жили… Были и такие разговоры. Но вот все эти детективы, что я написал, двенадцать книг и тринадцатая, которая сейчас выходит, сюжеты всех практически взяты из жизни. Книга «Полювання на доґхантерів» родилась вот как. Я живу в Ирпене. Выхожу я как-то из магазина, прямо метра за три-четыре от выхода лежит и корчится в судорогах собака. Она умирает. Тут же собралась куча народу, вызвали полицию, полиция положила ее в багажник и увезла в ветеринарную клинику. Что там дальше было с этой собакой, я не знаю. Не знаю, что бы вы подумали, когда увидели такое, но у меня возникла мысль: да, бездомные собаки - это опасно.  Они могут покусать, погрызть и так далее. Но они же не виноваты в том, что они бездомные! Мы, люди разумные, должны принимать какие-то меры, чтобы бездомных собак не было!

То есть, я все истории стараюсь брать из жизни, поэтому детям интересно, что это не выдуманное какое-то, а это из жизни и каждый это видел. Допустим, охота на мамонтов, такое вот название. Вы думаете, мамонты вымерли? Не вымерли, нет! В каком смысле? Идея книги откуда возникла? У меня с четвертого этажа видно большущую плиту, на которой четыре канализационных люка. Я утром как-то глянул: ни одной крышки, четыре дыры. И тут же вспомнил: в Николаеве погиб ребенок, в Херсоне погиб, во Львове погиб. Дети проваливаются вот в такие дыры и гибнут. Я копнул этот вопрос. Оказывается, крышка весит 50 килограмм, по 2 гривны за килограмм чугуна. Всего 100 гривен. И ради этого кто-то подставляет чужие жизни под смертельный риск! Но виноваты же не только те, кто ворует, но и те, кто принимает эти крышки и платит за них деньги. Если бы не принимали, то и вопросов бы не было. Вот так вот рождаются сюжеты. Они все из жизни, поэтому детям интересно.

Александр Эсаулов - украинский писатель

- А почему именно детективы? Как так пошло? «Теза» предложила? 

Владимир Брыскин, хозяин издательства, предложил: а давай попробуем! Это, говорит, ниша, то есть, детские детективы, пока незаполненная,. Попробуем! Может, что и получится. Я попробовал, одну, вторую, третью, четвертую…Вот герои книгина мэра надавили, чтобы он это делал. Пришли на демонстрацию, а дальше читайте…

А чем отличаются взрослые детективы от детских? 

- Детские детективы - это детские детективы. Из тринадцати детективов, у меня только в одном из них найден мертвый человек. Ну, и бабушку одну эти бандиты убили. Больше ни в одном из детективов у меня таких вещей нет. Нигде, ни в одной книжке. Например, детектив «Полювання на доґхантерів». Понятно, кто такой «доґхантер» и что такое «полювання». Надо этого «хантера» найти и проучить. Ну, и как-то сделать так, чтобы собак не убивали. Как это сделать? Создать им приют, искать хозяев и так далее. Вот школьники на мэра надавили, чтобы он это сделал. Пришли на демонстрацию, а дальше читайте. Кстати, у меня есть и взрослый детектив. Тоже «Теза» издала, называется «Антилюди». Это уже совсем другое дело. Кто такие антилюди в моем понимании? Это пьяные мажоры, которые людей убивают, это продажные судьи и прокуроры, то есть люди, из-за которых гибнут другие люди, поэтому я их и назвал:  антилюди. И вот человек пришел с АТО, снайпер, и он с этим столкнулся вплотную. Он взял винтовку и начал их... В книжках для детей я стараюсь, чтобы в них были: а) какая-то познавательная информация. Чтобы они что-то узнали, запомнили… Чтобы эта книжка была не только интересная, но и полезная.   И б) чтобы она была веселая. Чтобы дети, читая ее, не скучали.

Что самое ценное в ваших книг, кроме познавательности?

- Я пишу их, чтобы дети учились жизни. Я различаю достаточно четко детей, которые читают и которые не читают. То есть если ребенок, прочитав книжку, захотел вторую и потом просто начал читать. У него пополняется словарный запас. Он может всегда нормально изложить свою мысль. У нас был на позапрошлых выходных в Ирпене Букфест в доме творчества писателей. Пришел мальчик, лет 11-12. Его журналисты начали снимать, спрашивать. Если бы вы слышали, как он связно, нормально, внятно отвечал на все вопросы. Сразу видно, что ребенок читает, поэтому он может изложить свою мысль внятно. У него богатый словарный запас, он все рассказывал, даже журналиста удивил.

Какая у вас у самая любимая книга из ваших?

Знаете, я в таких случаях спрашиваю, есть ли у человека дети? А кого из них вы любите больше? Это вопрос, как правило, всегда ставит в тупик. Вот и для меня все книжки как мои дети, я их всех люблю. Но одна из самых дорогих книжек – это книжка про деда моей жены, которого в 1938 году расстреляли как польского шпиона. На запрос тещи, покойной уже, это дело нашли в Хмельницком областном  архиве. Представляете? Это же 1938 год! Потом война, эвакуация, но все документы на месте!  Приехали мы в Хмельницкий, нам выдали дело в читальный зал. И даже разрешили его перефотографировать. У меня все это есть. И вот я когда читал это дело, у меня волосы вставали дыбом. Представьте себе, справка отправляется в Москву на утверждение приговора. Расстрельного! И в ней черным по белому написано, что вещественных доказательств по делу нет, прилагается также паспорт и профсоюзный билет. И человека расстреляли. Я изучал это дело, потом говорил и с тещей, и с соседями... Я смотрел, слушал и ужасался! Скольких людей выслали в Сибирь, скольких расстреляли и так далее. И вот, в этой книжке я сделал две сюжетные линии: одна – это 38 год, все эти разборки и так далее, а вторая – это Припять, знакомиться парень и девушка, происходит авария. Он после эвакуации находит ее в Киеве, а в конце концов выясняется, что парень – правнук следователя, который вел дело. А она оказалось правнучкой Тысевича,  которого расстреляли. И вот вопрос: дочка вот этого вот расстрелянного Тысевича лежит, практически умирая, и думает, что ей делать. И приходит к выводу, что нельзя людей лишать счастья. Эта книга для меня очень дорогая.

Александр Эсаулов

Сейчас выходит новая книга «Какого цвета собаки в Припяти». Какого они все-таки цвета? Расскажите о новинке.

- Задумка этой книжки вот откуда пошла. Я на всех встречах, на всех эфирах, везде всегда говорю о том, что в Припяти надо создать музей. Для чего? Возить туда работников, которые проектируют, строят опасные предприятия, типа тех же атомных станций. И говорить им: ребята, если вы в своей работе сделаете какую-то ошибку, оплошность, то ваш город может превратиться вот в это. И вот я себе представил, что какой-то человек или какой-то фонд, тоже мечтает сделать в Припяти музей, но для того, чтобы привлечь внимание к этой проблеме, он ищет какие-то необычные ходы. Какие ходы? Взял и покрасил собаку в зеленый цвет и пустил на берег, где рыбаки ловят рыбу,  рядом с тридцатикилометровой зоной. Дети ездили на рыбалку с папами, увидели такую собаку и у них тут же глаза стали квадратными! Что это такое?! И потом наши детективы начинают колупаться в этой истории и понимают, в чем дело. Ну, а дальше рассказывать не буду. Это же детектив!

- Припять и Чернобыль даже попали в компьютерную игру (Сталкер). Вы бы хотели сделать эту зону местом событий для новых детективов, каких-то мифических историй, планируете дальше ее использовать?

Честно говоря, это моя больная тема. И если есть какая-то возможность, я включаю в свои книжки Припять. Вот вышла к 30-летию аварии «Мама, а що це було?», тоже книжка про Припять. Семья простая, папа, мама, сын пятилетний и собака у них. И вот последний день до аварии, то есть, как они нормально жили в городе. Потом первый день, когда была сплошная непонятка: что произошло, что будет, как будет и потом эвакуация. И вот через 30 лет они приезжают в город, как и я ехал. Моя жена ехать в Припять отказывалась напрочь, потому что ей было очень больно. Дети тоже сильно не горели этой идеей. Но на двадцатилетие я их уговорил поехать, а мои герои на 30-летие приехали. Сын уже взрослый, посмотрел на все это, и спрашивает: «Мамо, а що це було?». Действительно, а что это было? Честно говоря, Припять жалко до слез! Такой город потеряли…

Планируете еще что-то написать для детей?

- Я и сейчас пишу, у меня начата серия, написана уже первая книга. Серия «Казковий детектив», и сейчас работаю над первой книгой из серии детектив для возраста 15-16 лет. Заказало мне издательство «Академия». Ну и планирует издавать готовые книжки наше издательство ирпенское «Перун», там выходит книжка «Три депутата». Я этот жанр назвал параллельная книга. Почему? Когда Д’Артаньян приехал в Париж, кем он мечтал стать? Мушкетером. А когда Василь Дартаньяненко приехал в Киев, кем он мечтал стать? Депутатом. И все поехало. Это параллельная книга, но она рассказывает о нашей повседневности. Не дай Бог, чтобы кто-то сказал, что это пародия на «Три мушкетера», это не пародия, это просто параллельна книга. Но это пародия на нашу жизнь. Смешная пародия!  Не все же читать о грустном.

А именно про Чернобыльскую катастрофу планируете что-то писать?

- Об этих событиях у меня уже написано достаточно. Повторять одно и то же нет смысла. Но! Если такая возможность возникнет, я, конечно, не откажусь.

- Но ведь это была не детская литература - то, что написано?

- Нет, вы знаете, дети тоже читают. Ну, не пятилетние конечно. Тринадцать, четырнадцать, пятнадцать лет, они уже все прекрасно понимают. Я как-то был в Ровно на встрече со школьниками, они меня просто закидали вопросами. А мне папа говорил… А мне дедушка рассказывал… А как?.. А что?... Им всем это крайне интересно. Ну не всем, конечно, не всем. Но есть дети, которым очень интересно и они читают. Дети же есть разные.

Интервью взяла - Анна Седая.

Фото: организаторы

Читайте также

Писательница Таня Стус рассказала, каково быть многодетной мамой, юной бабушкой и сказочницей

Таня Стус о книгах, людях и немного о скандалах - интересное интервью с детской писательницей

Детская писательница Валерия Пиккола о нестандартных воспитательных приёмах и волшебстве в книгах

Писательница Галя Ткачук о детях, книгах, ужастиках и детской литературе - эксклюзивное интервью

Популярное