Каково быть кочевой семьей и работать учителем в Мьянме в монастырской школе без зарплаты?

Ирина Глушкова, мама, которая проводит жизнь с семьей в путешествии. Сейчас у нее новый опыт – быть учительницей, но без педагогического образования… Далее еще интереснее.

В далекие 80-тые, когда мне было лет 11, в нашей школе появилась новая учительница – Нина Дмитриевна Ландарь. Она преподавала русский язык и литературу и была нашим классным руководителем. Класс наш – «Ж» - сборище хулиганов из близлежащих домов спального микрорайона солнечной Одессы, отличался неадекватным поведением и абсолютным неповиновением. Но ей в достаточно короткий срок удалось усмирить каким-то образом 45 человек. И из некоторых даже получились, в конце концов, вполне счастливые и хорошие люди! В те школьные годы она меня восхищала. И в те далекие 80-е мне тоже хотелось быть учительницей – когда такой пример перед глазами, это и не удивительно. Но, к сожалению, мои детские мечты оказались погребены под толстым слоем внешних обстоятельств, и я устремилась в бизнес: на стыке развала Союза и зарождения капитализма на постсоветских пространствах меня забросило в международные компании, и об учительстве, детях, школе и преподавании я совершенно забыла. Пока не настал август 2018!

Мы – кочевая семья. Мой муж, я и наш уже 4-летний ребенок не живем ни в одной стране уже около 3 лет и постоянно перемещаемся между Европой и Азией.

Муж мой уже давно занимается драгоценными камнями, его бизнес – единственный источник дохода для нас, так как я с момента выхода замуж стала домохозяйкой и воспитываю ребенка. И вот мы решили отправиться в Мьянму (бывшую Бирму), я организовала нам визы, и мы приехали в Мандалай – второй по величине город страны. Еще на этапе планирования поездки мы знали, что с жильем в Мьянме не просто: это не Тай и не Шри-Ланка, к которым мы уже привыкли и где все просто с арендой. Это даже не Вьетнам! В Мьянме арендовать дом можно только с бизнес-визой и только минимум на 1 год, и процесс этот достаточно трудоемкий. Кроме того, жилье там дорогое, если хорошее! И вот мы в Мандалае, и вот мы посмотрели варианты, и вот мы понимаем, что нам придется жить в комнате в гостинице… И тут мьянмарский друг моего мужа предлагает: «А давайте вы в школу пойдете работать учителями, вам там жилье бесплатное дадут!»

Как я стала учительницей, не имея педагогического образования 

Приехали в монастырскую школу: шум, гам, пацаны в желтых и оранжевых монашеских накидках, подвернутых между ног, гоняют в футбол босиком! Нас приводят к самому главному монаху, мы объясняем ситуацию и тут он смотрит на меня, сидящую с Джамаликом на руках, и говорит: «А чему вы можете у нас учить?» Отвечаю неуверенно: «Компьютеру могу…», а сама сижу и лихорадочно соображаю, куда я на время уроков буду девать ребенка своего, не привыкшего терять меня из поля зрения ни на минуту?! В общем, что-то они там по-своему поговорили, выдали нам ключи, отвели показать комнату, и говорят: «Когда начнете?» Ничего я не поняла, что произошло! Говорю: «В понедельник», а сама думаю, как бы отказаться, ну какой из меня учитель?! И как же ребенок?! Приехали в гостиницу: я – в шоке, муж тоже растерян. На следующий день приехал наш мьянмарский друг и объясняет: «У них есть детский класс, там дети от 3 до 5 лет, ты будешь их учить английскому, а Джамал может с тобой туда ходить и помогать».

И вот таким образом в свои 42 года без педагогического образования (у меня три других высших), с базовым знанием разговорного английского с явно выраженным русским акцентом я стала Учительницей. Невероятно, правда? Где еще возможна такая история? Наверное, только в Мьянме! Кроме меня в школе работают около 15 иностранцев. У каждого по 2-3 класса в день. Преподают  английский, историю, биологию, географию: молодые и в возрасте, парни, девушки, мужчины и женщины из Европы, Австралии, Новой Зеландии. Кто-то работает месяц, кто-то уже 8 лет. Кто-то волонтер, кто-то по контракту с зарплатой. По соседству с нами поселился очень дружелюбный профессор истории СССР из Норвегии, и он говорил на русском языке! Правда, он еще и на китайском говорил и учил бирманский.

Очень часто за обеденным столом проходили интересные дискуссии, когда люди разных возрастов делились своими мыслями и опытом, рассуждали об учениках, о школе, о буддизме, о критическом мышлении и о том, как не только обучать различным предметам, но и развивать навыки и умения, необходимые в жизни для успеха. Знаете, как это интересно – вот так вот запросто рассуждать о серьезных вещах с иностранными профессорами?! Я попала в очень интересную компанию, мне нравилось находиться в их обществе и узнавать новые факты, делиться идеями, спрашивать их советов. Старенький профессор Стэнфорда поделился со мной своей системой обучения, мы не раз рассуждали с ним о том, что учить детей нужно жизни, и начинать надо с самого раннего детства, когда у тебя «чистый» материал. И именно с таким «материалом» работала я.

Мой класс

Мой класс находится прямо на углу одного из школьных корпусов, рядом с лавкой, где продается неизмеримое количество сладостей, чипсов, мороженого, и перед тем как зайти в наш класс через эту лавку, проходят все детки с родителями. Малышей начинают привозить с 8:30, и примерно с 9:00 до 11:00 у нас занятия, в 11:00 все садятся кушать обед (они приносят его с собой), затем на пол стелют одеяла, выдают подушки и наступает тихий час до 15:00.

В первые недели я приходила в класс к девяти утра вместе с Джамалом. Детки обычно сидели в кругу на полу вместе с учительницей и, завидев меня на пороге, начинали орать «Хелоу»! Можете себе представить 40 орущих человек?  Ну, так мой Джамал обычно прятался за меня в эти моменты. В классе – две молоденькие учительницы, они плохо говорят по-английски, но все же к моменту появления меня дети хором орали (пением это сложно назвать) несколько детских английских песен, счет до 10, алфавит. И все – хором, вместе… 40 человек! Из игрушек в классе - десяток деревянных пазлов, наборы кубиков, деревянный барабан, мяч: детки группами сидели на полу и вместе играли тихонечко под контролем учительниц. Я не особо понимала, как здесь принято учить детей, но уже через пару дней мне стало понятно, что так я учить не буду. СКУЧНО!

Я вообще противница раннего развития детей. Как мама непоседливого мальчика четырех лет, я не понимаю как в этом возрасте можно  «сидеть и не шуметь»? Зачем? По-моему, дети должны как можно больше двигаться!

И зачем они зубрят эти английские слова? Да и учат ли они их действительно? Понимают ли смысл слов? Конечно же, на поверку оказалось, что лишь единицы узнают цифры, буквы, цвета… Зато сидеть на месте и хором орать их замечательно выдрессировали!

Мои "реформы"  в монастырской школе

Я начала собирать информацию: бывшие коллеги, друзья, знакомые – многие откликнулись, и я окунулась в интернет ресурсы, изучая разнообразие игр и активностей в группах дошкольников. Многое применить было невозможно! Но методом проб и ошибок я к началу второго месяца вышла на оптимальный режим работы группы. Сейчас в 9:00 я прихожу в класс, где дети бегают, а не сидят. Они, правда, все равно орут «Хелоу, Тича», и я здороваюсь «Гуд морнинг», а затем начинается раздача цветных матов. Каждый ребенок говорит мне, какой цвет ему выдать. Утро начинается с разминки – прыжки, вместе считаем, поем, называем части тела и делаем упражнения из йоги. По-настоящему асаны им не удаются – но все очень стараются и веселятся. После 20 мин йоги все складывают назад маты и обязательно пьют воду! Дальше я ставлю доску, достаю мел и каждый ребенок, кто хочет, отвечает на простые вопросы: где круг, какого цвета квадрат, сколько звезд, где тройка, где С, покажи оранжевый треугольник.

 Мы играем в «кто меньше - кто больше», «у кого синие штаны - на ком белое платье». Мы играем с картинками: какое это животное, какой это фрукт, овощ? Моя любимая игра «Correct – not correct» сначала привела их в ступор, но дети быстро учатся, и они смекнули уже через пару дней, что нужно думать и отвечать, а не повторять, как они привыкли за учителем! И в таком духе – 30 минут английских слов, цифры, буквы, немного моих рассказов с переводом учительниц на местный язык. Так пролетает первый час! Дальше – мой перерыв на чашку кофе, а все усаживаются под компьютер и смотрят мультики на английском. После мультов – свободная игра минут 45 с книгами (которые мы с Джамалом принесли из волшебной школьной библиотеки), пазлами, кубиками, или же разбиваемся на группы и делаем аппликацию, или разукрашиваем карандашами простые рисунки. И за свои 4 месяца волонтерского учительства в Мьянме я поняла – учителем в Мьянме быть круто! Но очень не просто…

Климат – жара, классы – без кондиционеров, нараспашку окна и двери, в старших классах от 50 до 100 учеников, да и в моем 40… это физически сложно.

Здесь всегда шумно и громко и это так не похоже на школу моего детства! Но почему же так драйвит?! Почему с лица не сходит улыбка, когда идешь по коридорам школы в толпе шумных мальчишек и девчонок с танакой на щеках? Ведь живешь ты в небольшой комнатке, в которой лишь самое необходимое, почти как в ашраме… И нет у тебя посудомойки и микроволновки… только чайник! А стирать приходится в тазике и каждый день из-за жары. И еда, которой тебя каждый день кормят в столовке – отстой… Откуда энергия, откуда силы берутся? Почему я иду на работу как на праздник? На работу, за которую мне даже не платят! Загадка…

Через два месяца моей работы ко мне пришел парень, работающий в школе, попросил позаниматься разговорным английским с его другом. Очень скоро у нас образовался вечерний Speaking club: 3-6 местных молодых парней и девушек лет 24-28, которые хотели практиковать английский. Мы собирались 3 раза в неделю и обсуждали все интересующие их темы. Однажды мы рассуждали о том, что такое успех. Я слушала их и вспоминала себя в молодости. Точно так же, как и бирманская молодежь сейчас, я считала успехом «стабильную» высокооплачиваемую работу, достаточное количество денег, дающих мне возможность быть независимой и самостоятельной, то есть, все составляющие того успеха крепились на каркасе социума и его мнении о том как положено выглядеть успешному человеку. Однако по прошествии времени, с жизненным опытом все встроенные в меня «социальные» программы, ориентированные на внешние атрибуты успеха,  оказались не действительными, пришло понимание, что мне лично такой успех не нужен: он не принес мне счастья, здоровья, не сделал мою жизнь осознанной, цельной, сбалансированной.

А вот жить в странной далекой стране Мьянме в монастырской школе и учить детей разговорному английскому – быть Teacher – это мой личный самый большой профессиональный успех. И ведь это только начало…

Фото: facebook.com/iglushkova

Читайте также

Что поможет путешествовать без знания языка?

Испания: как мама с дочкой путешествовали по friendly стране

Путешествуем по Украине: куда поехать на Пасху

Дети-путешественники и их родители: вдохновляющий опыт активной мамы

Популярное