Это страшное слово "травля": как излечить детей от буллинга? Рассказывает психолог

Тема буллинга сейчас обсуждается все чаще, но встретить какие-то конкретные рекомендации можно редко. Не потому, что сокрушаться проще, чем делать, а потому, что тема сложна именно в разрешении.

Я попробую представить приблизительную «схему лечения» коллектива. Кстати, Людмила Петрановская предлагает так и считать: это болезнь, хворь, поразившая коллектив. Соглашусь, так как для возникновения возможностей для травли, необходимо создать «благоприятные» условия в окружении, - говорит психолог Ирина Шабаева.

Ирина Шабаева - детский и семейный психолог, КПТ терапевт, специалист по сложностям у больших и маленьких.

Что такое буллинг?

Буллинг (от англ. bully – хулиган, драчун, насильник) – психологический террор, избиение, травля одного человека другим. Есть еще модификации - моббинг и кибербуллинг.

Моббинг - действия менее радикальные – обзывания, непристойные шутки, сплетни.

Кибербуллинг – травля через интернет, соцсети, смс, электронную почту.

Основные признаки буллинга:

  • Неравенство сил агрессора и жертвы.
  • Повторяемость насилия. Единичный случай – это частный конфликт.

Участники:

В коллективе, где происходит буллинг, есть условное распределение ролей:

  • Буллер (агрессор).
  • Пассивные участники.
  • Наблюдатели.
  • Жертва.

На сегодняшний день, более 50% детей в Украине сталкиваются с буллингом.

Кто такой буллер?

Буллер или агрессор. Есть стереотип, что это дети из неблагополучных семей или из школьники категории «сила есть-ума не надо». Но статистика говорит о другом. Часто, это дети с задатками лидера, из хороших семей, но с «неблагополучием» в нравственной сфере, в развитии эмоционального интеллекта, с повышенной физической активностью и большими претензиями к миру.

Пассивные участники или «свита»

Это ближайшее окружение буллера. Его друзья или просто те, кто решил, что выгоднее одобрять его действия (даже просто смехом).

Если буллер популярный в школе, то его поведение одобряют, чтоб войти в число избранных. Но редко кто признается, что переходит на сторону «свиты» не только ради популярности, но в большей степени из чувства самосохранения.

Наблюдатели

Они не наносят удары, они не снимают видео, и не одобряют того, что происходит. Когда они видят травлю, они не находят сил, чтобы что-то предпринять, но и отвести глаза тоже не в силах.

И в этом их беда, ведь известно, что те, кто видят трагедию, получают большую психологическую травму, чем жертва. Они могут обсуждать это между собой, изредка оговориться дома о происходящем, переваривать наедине с собой, в записях дневника.

Кстати, именно из этой группы те, кто в результате душевных метаний, все же решается вывести проблему в мир взрослых.

Кто может стать жертвой травли?

Единого портрета нет. Жертву выбирают по принципу «не такой», а критерий может быть любой: умный/тупой, худой/жирный, высокий/низкий, кучерявый/рыжий и т.д.

Главное, чтоб человек был с низким уровнем сопротивляемости, а инаковость найти можно в любом человеке.

Травля может длиться в классе годами, потому что никто из участников не видит безопасного выхода. И именно самосохранение заставляет их адаптироваться под происходящее.

Кто же виноват? Почему вообще это существует?

  • Чаще всего это подростковый возраст. И причиной  становятся физиологические предпосылки. Префронтальная кора головного мозга, которая отвечает за оценку и контроль ситуации (эмоций, действий), еще не сформирована. Именно поэтому подростки легче рискуют и бросаются во все тяжкие. Они еще не могут адекватно оценить, как важность ситуации, так и ее последствия.
  • С другой стороны, мир взрослых добавляет им «пищи». Замечали ли вы, как много насмешек в нашем мире, в медиа, в кругу друзей, на работе.  Мы сами учим находить инаковость в людях собственным примером. Мы насмехаемся над политиками, над страной, ее недостатками. Например, сейчас есть две большие группы. Первая утрированно гордится страной, а вторая с лозунгом «надо валить отсюда». Крайности, как в подростковом возрасте. Если это делаем мы, то почему нельзя им? 
    Только они идут дальше, и переходят от слов к делу, так психологический террор становится еще и физическим. 
  • Во многих школах, еще сохранилась культура безнаказанного насилия. Учителя объясняют происходящее, как «дети всегда ссорятся… сами разберутся». А давайте попытаемся эту же схему применить в домашних условиях? И проанализируем: зрелый (во всех смыслах) отец, сыну, который поднял руку на сестру или маму скажет четко и твердо «У нас в семье мужчины женщин не бьют. Это закон! Исключений не будет!». И тут вспем ясно, что, возможно, у других такое допустимо, у НАС - нет. И вопросов   больше нет. Точно так же и в школе. Если бы каждый случай был, как гром среди ясного неба, как чрезвычайное событие, на которое все реагируют адекватно резко, тогда хворь просто не могла бы распространиться, ее купировали бы в зачатке. А если один раз можно случайно, второй раз убедительно аргументировать, в третьем слезно покаяться, значит, в принципе, можно - и вирус поражает весь коллектив...

Удобное оправдание «Раньше такого не было, дети были добрее» не выдерживает критики. Разве? Это как с войной. Оружие стало более мощным, но причина не в этом.  

Надо сказать, что победителей и в этой «войне» нет.

В результате буллинга психологическую травму получают абсолютно все участники.

Об этом нужно писать отдельно, но сейчас важно обозначить, что работать надо со всеми.

Буллинг - агрессор и жертва

Решение проблемы травли

Мой опыт показывает, что наиболее эффективный комплексный подход, который включает работу с классом, работу с учителями и  индивидуальная работа там, где это необходимо.

Работа с группой (классом).

Психолог, который ведет такую работу, может подобрать методики отталкиваясь от особенностей конкретного коллектива и своей специализации.

Подвести к пониманию и признанию, что их коллектив болен.

Установить правила, где нет месту насилию. С четкой схемой действий и последствий. С возможностью обратиться за помощью и уверенностью, что ее получат.

Введение системы мониторинга (это функция взрослого).
Разбор по полочкам инаковости  и находим ее (причину травли) во всех и в каждом.
Прорабатываем мотивы нападения. ("Если ты уверен, что сильный, то бить слабого, чтоб в этом убедиться, - очень странный выбор. Выходит, ущербен не только тот, кого бьют, но и тот, кто бьет")

Важно, во время работы не акцентировать на том, кто был в какой роли. Про каждую роль нужно рассказать в общем, но если ребенок не признается, что бил, не удивляемся, принимаем. Публичная порка - это так же пример агрессии, и это плохое «лечение».

Чтобы подростки начали поступать иначе, они должны быть уверены, что это безопасно!

Работа с преподавательским составом

Им необходимо донести до сознания факт, что это все серьезно и очень тяжело, и что не каждый взрослый сможет выжить в таком ужасе. Что они могут, как это пресечь, так и задобрить. Задача специалиста сделать это максимально мягко (никому не нравится признавать ошибки), но так, чтоб наверняка.

В работе с детьми и педагогами важно чтоб они мысленно побывали на позиции жертвы. Пока они не почувствуют, какого это изо дня ложиться и засыпать с чувством страха. 24 часа в сутки пытаться предугадать какие издевательства будут сегодня/завтра. Проходя по коридору телом ждать удара, скручиваться, готовиться к амортизации, слышать смех за спиной и всегда воспринимать это на свой счет. Отсутствие общения, друзей, просто поддержки. Полная растерянность, которая со временем переходит в эмоциональное онемение, ступор, клиническую депрессию. Им нужно осознать масштабы создаваемого кошмара.

Если в общем, то как с подростками, так и с преподавателями, специалисту надо работать с эмпатией и эмоциональным интеллектом!

Занятия с детьми

Работа с ребенком

Не все можно обсудить на группе, не во всем есть силы признаться даже самому себе. Необходимо создать возможность для обращения, анонимно. Раздать контакты, куда можно написать и записаться на личную беседу. Или чтоб они были в классе, в свободном доступе. Но все это возможно, если они поверят, что все сказанное останется между вами. Для этого должно пройти не одно занятие, прежде чем они начнут доверять специалисту.

Как определить, что над ребенком идет травля

Перечень «звоночков»:

  • Снижение аппетита (или наоборот, переедание), настроения.
  • Прогуливает школу или просит часто оставить дома, «болеет».
  • Подростка не приглашают на праздники/дни рождения. Не рассказывает про школу и одноклассников, отвечает односложно, не любит эту тему.
  • Избегает совместных школьных мероприятий. Критикует то, что ранее считал ценным. Просит «повысить статус» за счет покупки вещей.
  • «Теряет», «роняет» вещи. «Случайно» рвет одежду, часто спотыкается.
  • Не приглашает одноклассников к себе.
  • Ходит, с опущенными плечами.
  • Стал более раздражительным, или даже агрессивным к более слабым (братья, сестры, животные, мама, бабушка).
  • Это могут быть признаки чего угодно, влюбленности, подростковых «бурь», но так же и буллинга. Но в любом случае, наличие нескольких признаков говорит о том, что ребенку нужна поддержка.
  • Если подвести итог, то главная причина распространения этого явления это то, что все участники не воспринимают происходящее всерьез.
  • Даже ребенок, над которым издеваются, сначала думает, что это разовые ситуации, надо перетерпеть. Все надеются, что этот случай не такой, что «рассосется». Но увы, когда все зашло слишком далеко, подросток может уже не найти в себе сил и веры попросить о помощи.

Давайте будем внимательны друг к другу!

Фото: depositphotos.com

Читайте также

Домашнее задание, которое прославило обычного школьного учителя

Разыскивается школа: как и когда искать, чтобы найти самую лучшую

«Ты сегодня в школу не пойдешь»: 5 открытий мамы хоумскулера после года обучения дома

Смотрю далеко: летняя профилактика проблем со зрением у школьника

Популярное