Феминистка, патриотка и борец за права Алена Рыбачук про рост и разные стороны жизни

259

Наш автор Ната Онацко взяла интервью интересной девушке. Ей 24, она многого добилась и не собирается останавливаться. Про осознанность и разные стороны истории - откровенно в интервью.

Для сайта 4mama в рамках флешмоба #HearMeToo Ната Онацко берет интервью у девушки, которая пока откладывает материнство. И имеет на это веские причины…

Алена Рыбачук, рекрутер в IT-компании, 24 года.

Мы познакомились летом на бизнес-акселераторе ICAN. Мамы глубоко «за 30» искренне восхищались абсолютной смелостью женщин чуть старше 20. С Аленой мы были в одной команде. Она успевает везде и обладает энергией атомной станции. Общаясь с ней, понимаешь - она осуществит все свои мечты, причем ненасильственным путем.  

Если отвечать на вопрос: «Кто ты?», то что ты ответишь. Расскажи главное о себе

- Я феминистка, патриотка, волонтерка, зоозащитница, борец за равноправие. У меня есть такое правило: если есть ресурс помочь – я помогу. Мне все вернется. Чем больше отдаешь, тем больше получаешь. Так это работает.

Один из моих любимых фильмов —  «Красный воробей» (люблю актрису). В нем сначала ситуация «взяла верх» над главной героиней, а потом героиня победила ситуацию.

«Ситуация взяла верх» у меня  – это мой развод. Муж просто отставил меня на съемной квартире без работы с двумя животными. Но в итоге я нашла отличную работу, на которой потом выросла в должности. Встретила замечательного парня, который сделал мне предложение через две недели. И благодаря разводу я пошла на терапию, что повлияло на мою дальнейшую судьбу.

Темная сторона личной истории

Детский опыт насилия

Мой отчим бил меня с моих 5 лет – с момента появления в нашей семье. Мама говорила, что меня невозможно было воспитывать по-другому. Чужой мужчина «распускал руки», мама это поощряла и  у меня выработалось такая модель поведения:  я не права, должна подчинятья и не перечить. Мне внушали, что это нормально. Это продолжалось до 15 лет. Но в какой-то момент физическое насилие прекратилось, меня стали больше слушать.

У моего отчима были грубые шутки: мог «трогать» меня и смеяться при этом. Я отмахивалась и пыталась жаловаться. Он понял, что я рассказываю другим людям, вне семьи, и прекратил это делать.

В 17 лет я уехала из дома - из Ялты в Киев учиться. Мне было все равно, куда. Дома чувствовала намного больше напряжения, чем в университете. Была все время начеку, чего-то вечно боялась.  Так было с момента появления отчима в семье: тотальный контроль. Я всегда чувствовала, как мной управляют и я не принимаю никаких решений. Что я надену утром в школу – решали мама с папой, а за вторую дырку в ухе я была бита.

Взрослый опыт абьюза

Это повлияло на мои отношения с мужчинами. Первый мой парень мог ударить меня и для меня это не было чем-то необычным. Неуважительное отношение к себе я считала нормой.

Второй молодой человек был абьюзер.  Тоже постоянные унижения, в духе: «Я люблю худеньких, но я с тобой, поэтому ты должна с собой что-то сделать». Его поддерживала мама: «Он сегодня плохо себя чувствовал, потому что ты его довела». Так продолжалось 4 года, я даже вышла за него замуж. Он – копия моего отчима – тот же характер и поведение абьюзера. Мой отчим утром бил меня за что-то, а вечером мог купить мне Барби. Мой бывший муж мог послать  меня в 6 утра за сигаретами, а вечером купить браслет в ювелирном магазине.

Я не придавала значения схожей модели поведения. Считала, что я должна быть благодарна за то, что он на мне женился. А когда он бросил меня, я осталась в преддепрессивном состоянии.

Но это помогло мне посмотреть на себя с другой стороны. Поняла, что я не такая ужасная. На меня стали обращать внимание другие люди. Появился молодой человек, который относился ко мне совсем по-другому. Я выбрала для себя терапию —захотела избавиться от всех моделей прошлого и не допустить в будущем подобной ситуации. Новые отношения показали, что все может быть по-другому. И я пошла на терапию, чтобы не выливать все на тех, кто рядом. Терапия помогает, но это только инструмент: пока ты не захочешь сам изменить ситуацию – ничего не будет.

Солнечная сторона истории

В школе, когда мне было очень одиноко, я читала Гарри Поттера – мне очень помогли его книги. Свой первый тренинг личностного роста я прошла в 16 лет от организации «Взаємодія». В 2010  в Ялте мы поводили акцию «Зупинимо насильство над жінками». У нас на браслетах был значок Евросоюза и эта надпись – понимаете, в 2010 году в Ялте?! Тогда же я выиграла грант на недельный тренинг, где мы изучали экологию, психологию, гендерные роли, как работать со СМИ. Свои проекты мы представляли в американском посольстве.

Когда я вернулась домой после тренинга, я два месяца не могла общаться со сверстниками – как в другом измерении была и мои одноклассники это не приняли.

Сейчас я успешный волонтер и участвую в разных проектах. Работаю в компании на должности, о которой раньше не мечтала. У меня замечательный муж, и у нас гармоничные отношения. Есть много подписчиков в инстаграме. Регулярно участвую в красивых фотосессиях на замечательных локациях.

Снималась для рекламы платьев очень известного украинского бренда, была дублером на съемках рекламы Maybelline. Два года занималась в театральной студии и участвовала в нескольких спектаклях. Я один из лучших косплееров Харли Квинн в Украине на фестивале аниме Комикон.

Мои сильные стороны: могу разговорить самого замкнутого человека и найти с ним точку пересечения. Я умею находить ресурсы для достижения своих целей. И научилась прощать.

А еще я очень люблю сбывать свои мечты. В прошлом году съездила на полдня в Польшу, чтобы побывать на встрече с любимой писательницей Региной Бретт, пообщалась с ней и взяла автограф. Неделю назад я собрала свою первую коллекцию «киндеров» с героями комиксов. В этом году я побывала в трех странах и лечу на Новый Год в Диснейленд.

О детях

Мои родители начали требовать от меня внуков лет с 19 лет.  Сейчас  мне 24 и они рассказывают, что мне уже поздно рожать. Сама я считаю, что еще не настолько мудрая, чтобы стать осознанной мамой и не спешу. Пока учусь выстраивать с родителями и с окружающими границы, чтобы потом передать это ребенку.  Хочу, чтобы моя семья строилась на модели, противоположной по ценностям, чем в семье родителей. Хочу, чтобы было, что дать ребенку: заботу, качественно проведенное время, хорошее образование. Меня били – я не хочу бить. На меня кричали – я не хочу кричать. Сейчас, когда я не в ресурсе, вспоминаю, что с мужем мы – партнеры, которые уважают друг друга. Мы пресекаем повышение голоса сразу же, все вопросы решаем конструктивно. И хочу, чтобы с ребенком было так же.

Что бы я сейчас сказала своей дочке.

Всегда будь собой.
Уважай других женщин.
Никогда не думай, что какая-то дверь закрыта — все двери открыты для тебя.

Почему я участвую в HeForShe конгресс и в просветительской деятельности?

Хочу донести, что насилие – это не есть норма.

интервью: Ната Онацко

фото: личный архив Алены Рыбачук

Читайте также

Феминизм глазами мужчины: интервью с журналистом Дмитрием Десятериком

Чего ждут дети от своих родителей - звездное блиц-интервью с участницами группы Open Kids

О насилии над женщинами: что нужно говорить вслух, даже если это 1001 раз

СПИД: что нужно знать о жизни с ВИЧ и как рассказывать о болезни детям - интервью с Кристиной Шапран

Новое на сайте