​​​​​​​

Почему мемы на тему "згоды на секс" опасны - блогер об обесценивании и толерантности к насилию

421

Вы уже видели мемы на тему «согласие на секс»? В сети шутят "давать расписку или не давать"? И сотни перепостов на эту тему? Наша авторка Ната Онацко написала эмоционально заряженный и очень важный текст про это.

Мы разбирались в том, что это за закон, о каком согласии идет речь и почему новые нормы важны и нужны. Кроме того, не будем отрицать, что в нашей стране большие проблемы - мы толерантны к насилию, особенно, к насилию по отношению к женщинам и детям. У нас шлепают и бьют детей для "их блага", у нас жертва чаще всего "сама виновата", мы склонны считать, что законы природы применимы в человеческом обществе и тот, "кто сильнее, тот прав".  А еще многие из нас - умные  и добрые люди - легко шутим, критикуем, насмехаемся, не разобравшись в сути того самого закона и... не подумав о тех, кто пострадал в ситуациях, о которых упоминают в законах.

Но нам надо думать и понимать. И чтобы было яснее, давайте прочитаем текст Наташи Онацко, почему мемы и шуточки - это плохо.

Наталья Онацко - мама Маши, инструктор йоги и автор статей

Новые законы пытаются остановить насилие в нашем обществе, а очень много моих офлайн- и онлайн-знакомых находит повод посмеяться, запостить мемчики и обесценить работу тысяч людей. Удивляет, что единицы связывают флешмобы #янебоюсьсказати,  #говоринемовчи, #metoo и изменения в законах в одно целое. Но ведь делать вид, что пункты закона о согласии на секс упали с неба – закрывать глаза на очевидные вещи.

Мы учим дочерей, что нельзя ходить ночью по городу, садиться в лифт с незнакомыми мужчинами. Когда ночью слышим шаги за спиной, тормозим и пропускаем вперед или ускоряем шаг. В женской сумочке есть длинные ключи «на всякий случай» и/или балончик. Для нас садиться в машину с незнакомыми мужчинами - табу. Нам говорят, что нельзя носить короткие юбки, чтобы не провоцировать. Родители часто думают, что девочку нужно отдать на восточные единоборства, чтобы та умела защищаться.

На работе кому-то приходится делать выбор: или терпеть приставания, или увольняться. Молчим, когда шутят про «бабы дуры». Мамы  учат «терпеть» в семье...

Помните фильм «Маленькая Вера» в конце 80-х? Прошло 30 лет. Много ли изменилось?

Продвинутые психологи учат детей, что есть границы у тела...

Что можно кричать, когда пристают и далеко не всегда нужно слушаться взрослых. Многие уже знают «правило трусиков» и слышали от взрослых, что наше тело – неприкосновенно.

Но мы только вначале пути.

Напишу о своих знакомых по следам #янебоюсьсказати:

Дядя - 50-летний родственник залез в трусы девочке, когда ей было года 3-4.

  • С 12 лет насиловали в семье.
  • Поездка в троллейбусе в 10 лет одной из девочек закончилась тем, то и ей залезли в трусы.
  • 57-летний мужчина по отношению к 4-х летнему ребенку - «какая сексуальная».
  • «Докажи мне свою любовь» согласившись с изнасилованием, ведь «мы же семья» ...

В моем городе один из благотворительных фондов ведет несколько проектов для пострадавших от насилия - помогают женщинам с детьми начать новую жизнь. А где-то совсем рядом, на параллельной улице высмеивают «согласие на секс».

Мемы делают нас толерантными к насилию

Они приучают, что отсутствие согласия на секс – это норма. И маленькие девочки, и взрослые женщины, когда видят такое отношение к насилию в обществе и в своей семье, все еще боятся говорить в слух о приставаниях и случаях секса без согласия.

Мы так привыкли к насилию, что не видим его и считаем нормой, потому что «жизнь такая», «общество такое» и «ничего нельзя изменить».

Мы смеемся, обесцениваем и пинаем тех, кто с этим не согласен. Кто не боится менять и вкладывает колоссальные усилия, чтобы привить обществу нулевую толерантность к насилию. Смеемся над феминистками, смеемся над теми, кого эта тема триггерит.

Домашнее насилие и згода на секс

Смеяться над Холокостом нельзя – это аксиома. А смеяться над изнасилованными и теми, кто не хочет, чтобы их насиловали – еще можно.

Мой хороший знакомый объяснил когда-то мне разницу: "Я еврей, поэтому я могу шутить о евреях, ты не еврейка, поэтому не можешь". Я не встречала, чтобы шутили изнасилованные. Может, потому, что слишком свежо?

Собственно, законы начнут работать, когда сформируется общественное мнение. Когда шутить о #янебоюсьсказати и согласии на секс будет нерукопожатно.

Вопрос времени и количества приложенных усилий теми, кому не все равно.

Я смотрю на женщину на коврике для йоги – она не может закрыть глаза в шавасане, у нее поверхностное быстрое дыхание и она с большим трудом делает асаны. Чувствуется, что не в ладу со своим телом.  Про ее историю я знаю только, что насилие было  не так давно. И ей нужно будет очень много времени, чтобы восстановить хотя бы базовое доверие к людям и научиться расслабляться. Перестать сжиматься, когда рядом проходит человек, внешне похожий на того, кто ее бил. К счастью, у нее есть поддержка.

Я благодарна мамам, которые находят слова объяснить своим девочкам, что значит кампания «Не мовчи!» - с фотографиями женщин с синяками на лице. Они стараются передать важное: «Со мной так нельзя» и с другими – тоже.

Я благодарна многочисленным активным людям, которые медленно меняют отношение к тому, что допустимо и что нет – в обществе.

Через 10 лет моей дочке будет 16, а через 20 – 26. Мне очень хочется, чтобы на работе, на улице, в семье ей было безопасно. Утопия? Уже нет. Если вы остановитесь и не сделаете перепост. И однажды осознаете, что шутить на тему насилия в обществе, где ежегодно сотни тысяч пострадавших – табу, неприлично, нерукопожатно. Ведь это так просто - остановиться и подумать.

Фото: depositphotos.com

Читайте также

Стоп, насилие: новое предписание в законе о борьбе с домашним насилием

13% украинцев считают, что можно ударить партнера, а 50% - что шлепок по попе ребенка не насилие

Насилие в отношении женщин: подборка социальных роликов

О насилии над женщинами: что нужно говорить вслух, даже если это 1001 раз

Популярное