"Надо честно и близко интересоваться ребенком", - интервью с папой-писателем о детях и смыслах

Павел Паштет-Белянский - писатель, блогер, человек, который работает на кладбище и раздает автографы президенту, очень интересный собеседник и действительно хороший отец. В чем я смогла убедиться лично.

Павел пишет очень емкие, точные и глубокие зарисовки на Facebook, а  из них потом получаются книги ("Я работаю на кладбище", "Стоматолог решает жениться!", "14 друзей хунты"), создаются сценарии и будут сниматься фильмы. А еще он общается со своей дочкой Лизой, о чем он тоже пишет много и емко.  Именно диалоги Павла с Лизой натолкнули меня на мысль сделать это интервью. Ведь если отец так вовлечен в общение с ребенком, значит, он точно наш герой. Герой нашей рубрики PROпап и сайта.

"Не знаю, что я вам могу рассказать  Я вообще удивляюсь, что у меня постоянно берут интервью", -  начал беседу Павел. 

Пришлось объяснять:)

Паштет-Белянский и дочь

Я читаю вашу страницу и вижу, что вы вовлечены в воспитание дочери

Ох. К сожалению, не  на столько вовлечен...

Времени не хватает?

Времени всегда катастрофически не хватает.. Ни на что, вообще. По правильному, наверное, ребенок всегда должен быть первым в приоритетах. 

Хотя, если честно, я небольшой сторонник ставить ребенка во главу всей жизни.  Я стараюсь сделать так, чтобы она росла самодостаточной личностью, у неё было понимание личного я. 

Мне очень нравятся такие пары замечательные, которые, к примеру, когда ребенок падает, не бегут его подхватывать или не ругают, а посмотрев, что с ним все нормально, позволяют ему встать самостоятельно и идут дружно дальше. Разумеется, ребенку помогают, если надо, его, конечно, направляют.  Но дают формировать свою силу.

Я же больше беседую, я не учу, я разговариваю, объясняю.

Вы папа-друг. Как этого добиваются?

Надо интересоваться. Честно и близко интересоваться. Мне интересно, очень! Мне интересно, все, что с ней происходит. Ведь так же и выбирают друзей. Друзьям ты интересен больше, чем другие, а они интересны тебе. Бывает ведь, что друзья важнее, чем родители. Почему? Потому что там  более искренние отношения.

А как же авторитет? Он возможен без авторитарности?

Авторитет есть. А авторитарность и авторитет – это разные вещи. Авторитарность – это как командир, сказал – в все, не обсуждается. И не важно, прав ты или не прав, хорошо или не хорошо. Ты никогда не объясняешь, что ты делаешь, никогда не опускаешься до уровня ребенка.

Я никогда не разговариваю с ребенком стоя. Я либо наклоняюсь к ней, либо подымаю ее, либо присаживаюсь на корточки, либо   усаживаю  себе на колено, чтобы мы находились с дочкой лицом-к-лицу, чтобы не подавлять её.

Это как бы и маленькая деталька, но она всегда влияет. Это просто сделать, а ребенок перестаёт ощущать давление сверху. Когда мы на уровне, она мой равноправный  собеседник и  может мне сказать всё.

Паштет Белянский и дочь

Все? Она может на вас накричать, стукнуть?

Я так надеюсь, я тешу себя надеждой, что всё. Накричать? Да, вполне. Как я реагирую? Смотрю по делу, не по делу? Я тоже могу быть не прав.

 «Не нужно воспитывать детей, нужно воспитывать себя» 

Судя по постам у вас умница-дочь

Она как камертоном на мои внутренние мысли. Ведь когда что-нибудь думаешь, что-то проговариваешь, вылетают какие-то фразы, мысли и она   это подхватывает, анализирует, что-то говори или делает делает, и это отзывается. 

Вы банда)?

Да, мы часто шкодим вдвоём, бывает, и втроём. У нас в одну сторону все смотрят. Паштет Белянский на Фроловской

Чего бы вы хотели для дочери?

Бог его знает, чего. Чтобы человеком была хорошим. Я стараюсь её научить тому, что в жизни не так много правил:

 1. Чтобы твоё "да" было твоим "да".

2. Чтобы твоё "нет" было твоим "нет". И всё, других нет правил. 

А еще я хочу, чтобы она была добрым человеком. Нам катастрофически не хватает добрых. Я понимаю, что ей будет сложно, но кто-то должен быть добрым.

Как вы решаете детские, часто такие сложные, проблемы? Разбираетесь вместо нее?

Нет, конечно. Я не бегу в школу с криками: "Кто обидел мою девочку". Мы с  ней  вместе ищем подход. К примеру, поначалу в школе у нее не слишком складывались отношения. Мы думали, искали выход. Анализировали, почему так, что в детях или в ней самой приводит к такомурезультату. И вот как-то вечером я учил, как самолётики бумажные складывать. Она их складывала, потом разрисовывала, каждому дала какое-то имя. К примеру самолётик летит и переваливается - "качка", тот - "бочка", тот -  "кульгавый". Целая эскадрилья. И она с ней пошла в школу. А вечером я её забираю, вижу -  пацанва вся выстроилась: "Эскадрилья такая-то прощается со своим командиром!" На вылет и полетели. И всё, своя стала, освоилась.

Я стараюсь ей донести, что добротой и нестандартными, творческими подходами  можно добиться бОльшего.

И здесь самое главное (банально, но это важно) оставаться собой и не подстраиваться.

Но школа ведь нивелирует эту разность?

Да, это правда. Здесь многое зависит, повезёт ли тебе с первым учителем или нет. Ну и с родителями, в первую очередь. Папа с мамой – это самые главные люди в жизни. Друзья. Мудрые товарищи. 

Вы старший друг? Главный в вашем тандеме?

Да, конечно, обязательно! Потому что есть ситуации, когда просто говоришь, что нужно сделать так или иначе. "Тебе надо сделать так, даже если пока не понимаешь". Тут вопрос  доверия и уважение ко мне. Как к более старшему. "Это как правила дорожного  движения, ты их можешь пока не знать, а вот водитель автобуса знает. И мы ему доверяем, поэтому садимся в транспорт!".

Паштет Белянский и дочь Лиза

Что самое страшное для вас?

Мне очень важно, чтобы она не боялась.

Когда я вижу детей, которые боятся родителей, для меня это – катастрофа!

Если ребенок начал бояться, то он будет бояться всегда и у него нигде нет чувства безопасности. Образуется трещинка, в которую будет проникать вода жизни, она будет размораживается пока трещинка не лопнет. И тогда  между родителями и детьми - бездна. Это для меня самый страшный и дикий страх. Когда это происходит, то с ребенком может произойти всё, что угодно.  

При этом я пытаюсь себя настроить, что  чтобы я ни сделал, жизнь всё равно её побьет и приголубит.

Нужно просто быть рядом, быть человеком, к которому  она придет в любой ситуации.

 Может быть, она и не услышит моего совета или я не смогу оказать ей  нужную помощь. Но ведь  я могу просто быть рядом, просто выслушать...

Вы балуете дочь?

Угу.

Чтобы стала настоящей разбойницей?

Принцессой. Разбойницей она сама станет.

Я, как человек выросший в 90-х, который не имел никогда ничего, хочу, чтобы у моей дочери было многое. Но это не значит, что покупается все по первому слову...

Но при этом она не трясется над игрушками и не забрасывает через день-два. Строит целые миры из них...

Дочь Павла Белянского

А гаджеты?

Оу, это моя боль. Я понимаю, что современные дети живут и будут жить в этом. При этом мы стараемся ограничивать. У дочери – кнопочный телефон, для того, чтобы просто звонить. А у планшета другая жизнь. Мы  договариваемся, что с ним она проводит не больше часа в день.. Тут проявляется тот принцип, что да – это да, а нет – это нет. Бывает, она решает, что может выходить за рамки этого времени, но тогда я говорю, что она поиграла в кредит за счет завтра.  Да, бывают и требования, и истерики, ну тогда я ей говорю, что тогда мое да тоже не будет да. И я не буду выполнять обещания.

Какие самые яркие открытия, связанные с  рождением дочери?

Ох. Вот это вопрос... Жизнь вся изменилась.

Мне, вообще,  повезло, я в жизни был счастлив 5 раз. Это очень много. Рождение дочери – один  из 5 случаев.

Сама отцовская роль чему-то научила?

Сложно сказать. Я постоянно чему-то учусь. Как-то я провел  ночь между двух полок в купе поезда, качая её. Если бы мне сказали постоять просто так всю ночь, то я бы никогда этого не сделал. А с Лизой и вопросов не возникло.

То есть вы вставали по ночам, подгузники меняли?

Дааа, конечно. Я в процессе участвую, это не то, чтобы удовольствие, это просто такая жизнь -  классная.  

Помню шёл матч по футболу, и я хотел его посмотреть, а ребенок совсем маленький. Я взял корзину из коляски, положил туда Лизу и стал ее качать, поднимая корзину. как гантель. Приспособился.

А вообще, я очень эмоциональный. И когда  смотрю футбол (даже без звука) и вижу какую- нибудь ситуацию на поле, то я обязательно вскрикну, выругаюсь. Дочь  часто со мной смотрит футбол.

Она тоже ругается?

О-о-ой, кошмар! Когда  происходит что-нибудь, плохое она подходит ко мне и спрашивает: «Папа, сейчас мы будем говорить плохое слово? Уже пора?». А я ей говорю: «Нет, пока терпим».

Паштет раздает автографы

Будет  книга о дочери?

Я хочу сделать большой сборник рассказов и там будет раздел с короткими вставками с нашими историями с дочерью.

У вас есть сын от первого брака. Какова разница между "папа тогда" и "папа сейчас"?

Разница, к моему большому сожалению, катастрофическая. Сын был не самой главной моей задачей. Конечно, я с ним проводил время, конечно, я его люблю, но это было как-то  не так. Сейчас он уже   взрослый - 14 лет. Вот недавно мы все вместе весело проводили полтора месяца.

Наверстываете?

 Наверстать невозможно. Я могу просто быть с ним рядом сейчас. Я на тот момент был сильно погружён в себя и в свою работу. Я очень мало доносил себя до него, я раздражался.

То есть, до папы нужно дозреть?

Да, причём это не зависит от возраста. У меня есть знакомые, которым по 23-24 года и они замечательные папы, а есть и по 35 и по 40, но всё как-то мимо-мимо.

Плохо сказать, наверное, ведь сейчас прочитает интервью сын или его родственники и скажут: «Вот видишь, а мы говорили…». Но я, всё-таки тогда ещё не понимал, как можно любить ребёнка. Я тогда ещё не понимал,  насколько это здорово, увлекательно, поглощающее, насколько может дополнять тебя, насколько любовь может... быть.

Ребенок – это большая работа. Нужно постоянно делать что-то, а в тот момент это была работа в том плохом смысле. Слово, где много от "раб" и мало от труда и творчества.  

А сейчас для меня – это увлечение, это труд. Я могу сказать честно, что  любил сына не так, как люблю дочь. И понимаю, что он никогда не будет относиться ко мне так же, (ведь времени не наверстать) как дочь, потому что трещинка уже образовалась. Её никак не заклеить, она уже есть. И при этом я не могу сказать точно, насколько плохо это или хорошо для развития его личности, что это ему дает и даст... Зачем ему и мне это было. Повторюсь: я просто могу  быть с ним сейчас настолько, насколько это возможно.

Какая у вас конечная отцовская цель?

Чтобы дочь меня не боялась. Я как-то спрашивал ее зачем детям папа, а она ответила: «Как зачем? Чтобы не бояться и баловаться!"

 

Фото: страница facebook Павла Белянского

 

Популярное